21:44 

Второй. Он же - последний.

Белочка Тилли
"Мы мирные люди, но наш бронепоезд стоит ... под парами"
Название: Дура молодая
Автор: Я
Канон: "Понедельник начинается в субботу"
Бета: fandom Miry Strugatskih 2016
Размер: драббл, 861 слово
Пейринг/Персонажи: Наина Киевна Горыныч, Щука, Кот Василий, русалка, Я.П.Невструев, ОМП
Категория: джен
Жанр: драма, юмор
Рейтинг: G
Краткое содержание: Однажды в Соловец приехал корреспондент
Примечание/Предупреждения: Нет

— Но, товарищ Невструев! Вы же не можете вот так взять и остановиться! Поймите: у нас задание! Это же история родного края! Люди должны её знать! — полненький румяный молодой парень в клетчатом пиджаке и больших круглых очках (имени его Невструев не запомнил и про себя назвал «Пончиком») чуть не плакал.

— Всё верно, голубчик, всё верно, — развёл руками У-Янус. — Но многого о тех событиях рассказать, сами понимаете, не могу. Нельзя, знаете ли: инструкция. Я вам, голубчик, вот что посоветую: вы поговорите с теми, кто пришёл к нам позже, после войны. Вот товарищ Камноедов, например. Он к нам в пятьдесят третьем пришёл. Из армии в звании полковника уволился. Человек он непростой, но, уверяю вас, очень интересный. И имеет к нашему институту прямое отношение.

— Нет, товарищ Невструев, — вздохнул Пончик, — это нам не подойдёт. Может, всё-таки? Ну хотя бы товарищ Горыныч? Она вроде даже не уезжала... Ну хоть в частном порядке!

— Ну разве что в частном порядке. Спросите. А официально, знаете ли, не получится. Не обессудьте, голубчик. Сами понимаете, — с этими словами У-Янус Полуэктович развёл руками. Корреспонденту областной молодёжной газеты повезло. Столкнись он не с У-Янусом, а с А-Янусом, уже ехал бы назад с решительным отказом и самыми нелестными характеристиками. Но сейчас он, окрылённый полученным, как ему казалось, разрешением, стучал в ворота Изнакурнож.

Кот Василий, глянув сверху на посетителя, встал, брезгливо потряс лапой, выгнул спину, хрипло издал звук, отдалённо напоминающий что-то вроде «а-ш-ш-ш наз-з-зг» и тяжело спрыгнул во двор. Посетитель ему не понравился. «Молодой, шустрый, но глупый, как котёнок слепой, — подумал он. — Прогонит и права будет».

Но в избе загудел телефон, донеслось: «Да, Янус Полуэктович. Так и сделаю, батюшка», и дверь в сени открылась. Кот лениво зевнул, ещё раз издал хриплый мяв и полез на дерево. С верхней ветки, лениво поигрывая веточкой, свесилась русалка.

— Что, Вась? — протянула она. — Забьёмся, что через пять минут пробкой вылетит?

— Не-а, — тоже лениво протянул кот. — Ещё один, только и всего. Неинтересно. Давай, Руся, лучше в дурака.

— Не азартный ты, — зевнула Руся, вздохнула и вытащила из дупла колоду. — Может, хоть Щуку позовём да пульку распишем?

— Неохота, — эхом зевнул и кот. — Да и не пойдёт она, разленилась. Скажет: «Лучше вы ко мне». А я, знаешь ли, купаться мнэ-э-э...

Руська вздохнула. Ей идти и звать Щуку было тоже лень, и она принялась тасовать колоду.

Не прошло и пяти минут, как дверь избушки распахнулась. Посетитель пятился перед хозяйкой.

— Так, милок, так, — старуха, ласково похлопывая гостя клюкой по ногам, словно выдавливала его на крыльцо. — Вот как сказано, так, значит, и будет. Уж прости меня, старую.

— Но, Наина Киевна! Как же так? — парень чуть не плакал. — Мне товарищ Невструев...

— Не знаю, батюшка, больше ничего, не ведаю. Всё, что знала, сказала. Уж прости.

Парень, всхлипывая и вытирая нос рукавом, побрёл к воротам. Наина Киевна с крыльца приветливо помахала ему вслед платочком и, охнув больше для виду, пошла вглубь двора.

Кот и Русалка с любопытством наблюдали за ней.

— Кыш вы! — прикрикнула хозяйка. — Нечего вам тут уши греть.

Руська, недовольно стукнув хвостом, исчезла в ветвях.

— Ну? — стукнула крышкой колодца Щука. — Опять, что ли, кто за зельями приходил?

— Куды там, — махнула рукой старуха. — Про дела военных дней спрошать хотел.

— А ты? — хмыкнула Щука.

— А чего я? — повела плечом Наина Киевна. — Я — как всегда. Учреждение, де-мол, как особо ценное, на Урал эвыковыряли, а я — старая, тяжко ехать. Да и имущество всё вывезти, как это теперь говорят, «не представилось возможным». Вот и поручили мне доглядать за хозяйством. Да, «матка, сало—млеко—яйки». Сидели, мол, тихонько, вот и пережили. Что ж мне ему рассказывать, что в нашем—то уезде ешалоны енти фашистские не партизане местные поджигали, а Дракоша наш забавлялся? А куды его везти-то было? Он бы и наш ешалон поджёг. Ему-то, дурному, всё едино!

— Да, ентот поджёг бы, — согласилась Щука. — Только ить он — как дитё малое. Сам-то выдумать не сумеет, делает что велят. Ты ж сама, Киевна, в лес ходила тропинки путать, чтоб, кто надо, куда надо выходил, а кто не надо, навек в лесу оставался.

— Да что пустое болтаешь?! — сердито отмахнулась Наина. — Вот я тебя счас за враньё твоё бесстыжее на базар-то сволоку! Много ль тех дел-то было? А навару с них — тем паче. Только, как нынче говорят, моральное удовлетворение. А тебя продам — хоть какое матерьяльное выйдет.

— Не продашь! — стукнула хвостом Щука. — А продашь — удеру и снова к тебе приду. Ты на чьей кровушке клялась, что кормить—поить меня всю мою жизнь будешь? То-то! Да и чего тебе надо-то? Мядаль, что ль, захотела? Ну, поди, расскажи всё это кому. Как у тебя солдаты енти басурманские, что по деревням народ грабить налаживались, в трёх сосёнках пропадали. Как водяной с лешим да домовики нужным людям весточки таскать стали. Как после твоей водички басурмане загибались, а как наши пришли, так самые тяжело пораненые в три дня на ноги вставали. Авось поверят. И мядаль тебе дадут. А потом догонят и ещё дадут.

— Чего несёшь-то, дура ты старая, — отмахнулась Наина Киевна. — Наши, тутошние, ещё поверят, а кто повыше — точно велят в психушку сдать.

— Можно подумать, ты — дура молодая, — хмыкнула Щука. — Так что неси, неси меня на базар. Кто ж тебе ещё правду-то скажет?


Проходивший в это время по улице Лукоморье сержант Ковалёв услышал, как из-за забора два женских голоса старательно выводили:

— Всё, что бы-ы-ыло зага-а-адано,

В свой исполнится сро-о-ок,

Не погаснет без вре-е-емени

Золотой огонёк...

«Хорошо поют, — улыбнувшись, подумал сержант. — Душевно».

@темы: Графомань, Миры Стругацких, Мои фанфики, Натворень, ФБ

URL
Комментарии
2016-10-17 в 19:55 

Siegfried Kiercheis
Да-да! И Вестерланд - тоже я, а Брауншвейг - так, мимо проходил!
Белочка Тилли, а душевно!:hlop::hlop::hlop:

2016-10-17 в 20:14 

Белочка Тилли
"Мы мирные люди, но наш бронепоезд стоит ... под парами"
Siegfried Kiercheis, спасибо)

URL
2016-10-18 в 12:51 

Siegfried Kiercheis
Да-да! И Вестерланд - тоже я, а Брауншвейг - так, мимо проходил!
Белочка Тилли, не за что:) Меня пропозитивило.

2016-10-18 в 13:05 

Белочка Тилли
"Мы мирные люди, но наш бронепоезд стоит ... под парами"
Siegfried Kiercheis, соловецкие - они такие))) Они могут)))

URL
2016-10-19 в 12:33 

Siegfried Kiercheis
Да-да! И Вестерланд - тоже я, а Брауншвейг - так, мимо проходил!
Белочка Тилли, это да!:) Больше соловецких, хороших и разных!

2016-10-19 в 14:26 

Инна ЛМ
Все люди такие разные, один я одинаковый.
С большим удовольствием проголосовала за этот фанф!:vo:

2016-10-19 в 14:31 

Белочка Тилли
"Мы мирные люди, но наш бронепоезд стоит ... под парами"
Инна ЛМ, спасибо

URL
2017-04-05 в 15:11 

LikeKatze
No, you'll never be alone, when darkness comes - I'll light the night with stars
Белочка Тилли, оказывается, Наина Еиевна еще той партизанкой была!! Очень патриотично и просто по доброму!

2017-04-05 в 15:13 

Белочка Тилли
"Мы мирные люди, но наш бронепоезд стоит ... под парами"
LikeKatze, ну, она - дама весьма энергичная. Верю, что сидеть в стороне не смогла.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Очень Странное Место...

главная