Белочка Тилли
"Мы мирные люди, но наш бронепоезд стоит ... под парами"
Название: Спираль
Автор: я
Фандом: Москва
Персонажи: Москва, москвичи, россияне
Размер: макси
Жанр: джен
Рейтинг: PG-13


"Кто не помнит былого – тому отомстят
Перекошенным днем сегодняшним".
(С.Никифорова aka Алькор)

1.


Студент второго курса факультета социально-культурной деятельности Института культуры Иван Вознюков скучал. Сессию он худо-бедно выдержал, даже копеечную стипендию платить будут и из общаги не выгонят, но домой ехать не хотелось.
«Чего я там не видал? Отчим опять будет пить и читать мораль. Бабка – твердить, что в её время молодёжь была воспитанней и целеустремлённей. Как же! То-то сама родила без мужа! Ага, колхоз ещё тогда был. Советская, бляха-муха, власть. Тогда хоть какой домишко «молодому специалисту» выделяли, а сейчас – хрена лысого. А мамка… Мамка будет плакать и думать, где добыть самогонки на вечер. Сельская интеллигенция, ити её мамашу! Только пить, дрочить и мораль читать годятся. Нахуй! Не поеду. Лучше тут останусь. Может, бабок подзаработать получится.
Постоянной работы у Вани не было. Студенту Института культуры устроиться не так-то легко. Это тебе не МГУ!
«Блядь. Если б отчим пил поменьше, набрали бы денег математичке на взятку, помогла бы с егой этой долбаной». Именно из-за ЕГЭ по математике бюджетные места в более-менее известных вузах были для Вани заказаны.
- Троечка, Вознюков, ежели по-старому мерять. И не более того. И то – из уважения к бабке и матери, - хлопнула по столу линейкой учительница математики. Тоже сельская интеллигентка, чтоб её.
- Ну, МарьСтепанна, -заныли тогда хором Ваня и ещё несколько таких как он.
- Я шестьдесят пять лет как Марья Степанна, - холодно отпарировала математичка. – И из-за вас, говнюков, так просто подставляться не хочу.
Родители двоих «говнюков» намёк поняли, и вскоре у математички были и новый сарайчик, и вскопанный огород, а у детишек – результат, равный твёрдому «хорошо». Остальные остались «при своём».
- Вот сучка старая. – прошипела тогда вторая красавица класса Нинка Горохова. – Ну нет у моей мамки денег, чтоб нанимать кого-то ей сарай крыть. Чё мне из-за этого в проститутки что ли идти? Или здесь на ферме гнить?
- Учиться надо было, Горохова, - не понижая голоса, сказала Марья Степановна. – Как в первый класс пошла, так и начинать. И не шепчи, я ещё не оглохла. Кстати, в колхозе тоже можно жить.
Нинка засопела.
- Лярва ты болотная, Марья Степанна, - уже не понижая голоса сказала она. – И моли бога, чтоб я свалила отсюда, а то я у твоей дочки-бочки мужа-то уведу. Он меня уже за задницу хватал.
- Вон пошла, - не повышая голоса сказала учительница. – И в мою семью не лезь. Голову оторву.
- Да больно надо, - усмехаясь, сказала Нинка. – Вань, пойдём отсюда. Не любят нас здесь.
Ваня, уже год мечтавший трахнуть вторую красавицу, побежал следом.
- Ты правда что ли зятя её увести хочешь? – спросил он, когда они вышли на крыльцо.
- Нахуя он мне сдался, - снова усмехнулась Нина. – Такая ж пьянь как мой папка, и как твой отчим тоже. Поедем, Вань, в Москву. Вот там, говорят, жизнь…
- Да я-то так и так поеду, - вздохнул Ваня. – Мать с бабкой твердят: учись, мол. И ты тоже права: здесь делать нечего.
- Это точно. А я работать туда поеду. Там, говорят, все нужны. Может, пристроюсь секретаршей к кому-нибудь. Сначала, конечно, попробую в институты толкнуться. Чем черт не шутит!
И задорно подмигнула.
- Вань, а у меня мамки дома нету.
- И чего? – не понял Иван.
- Вань, ты дурак или прикидываешься? – усмехнулась Нинка. – Ты ж давно меня хочешь. Ну так пойдём что ли? Отметим прощание с родиной?
Через неделю Ваня и Нина уехали. Провожая детишек, родители даже радовались: вдвоём веселее, да и авось не пропадут.
В Москве, после месяца мотаний, Ваню в конце концов приняли на факультет социально-культурной деятельности и дали место в общежитии. Нина на следующий день тоже сообщила, что её приняли в какой-то институт. И тоже с общежитием где-то в районе Щербинки. Собрала вещи в снимаемой ими на двоих комнате в посёлке Донино и уехала. Ваня пожал плечами: позвонит, как устроится. После того случая перед отъездом страсть к однокласснице как-то поутихла.
А потом началась новая жизнь. Учиться было скучно, но в общежитии было очень много девчонок и очень мало мальчишек. И поэтому очень скоро крепкий деревенский парень Ваня стал пользоваться популярностью. Мог и гвоздь забить, и мебель передвинуть, и плитку починить, и водку пить умел, и трахался, как оказалось, неплохо. Одна беда – Ваню неудержимо тянуло к старшекурсницам. Раскованным, уверенным, блядовитым. Только вот там надо было завоёвывать место под солнцем: на старших курсах тоже были мальчики. Правда, тоже немного. Но и здесь деревенское воспитание помогло: драться Ваня умел. К первой же сессии он имел два привода в полицию, синяки, кучу «хвостов» и – репутацию одного из первых парней в общаге. А вот денег не было от слова «совсем».
И на следующее же утро Ваня отправился на поиски заработка. Собственно, конкретной цели у него не было, шёл куда глаза глядят. Изредка на магазинах попадались объявления: "Требуется..." Возле таких дверей студент задерживался. Варианты типа "грузчик" или "подсобный рабочий" отметались сразу: во время прошедших каникул Иван вдоволь наработался руками, ремонтируя квартиры, и теперь справедливо полагал, что достоин компенсации - работы чистой и ненапряжённой. Даже записал несколько телефонов. И даже зашёл в пару мест. Его вежливо выслушали, он вежливо выслушал, и все взаимно обещали подумать.
Ваня спустился в метро. Найти работу недалеко от института или общаги - это, конечно, хорошо, но в центре места попрестижней. Авось, и платить смогут побольше. Почему он вышел именно на станции "Полянка", Ваня впоследствии не смог объяснить даже себе. "Чёрт его не знает! Вышел - и всё!" То ли дело было в названии станции, которое ему всегда казалось прикольным, то ли район, в котором он ещё не бывал, привлёк его, то ли ещё что-то...
В ближайшем от метро огромном книжном магазине студенты требовались разве что в качестве покупателей, и юноша двинулся по улице дальше, разглядывая витрины, вывески, окна...
Вдруг взгляд его остановился на одном из дорожных указателей. "1-й Казачий переулок", - было написано на нём. И - стрелка. Название показалось Ивану смутно знакомым, но откуда - вспомнить не получалось. Тогда парень просто взял и пошёл по стрелке. Перешёл спокойную неширокую улицу, прошёл мимо совершенно непафосной и как будто летящей в воздухе церквушки и углубился в узенький переулок.
Углубился и обалдел. Оглянувшись вокруг, Ваня вдруг отчётливо ощутил, что вокруг отнюдь не 2012 год, а как минимум на сто лет меньше. В то, что в десяти минутах ходьбы шумные магистрали, метро и огромные магазины, верилось с трудом. Здесь были большие деревья и маленькие домики. А ещё здесь была тишина. В какой-то миг Ване показалось, что вот сейчас во-о-он из той двери выйдет приказчик (почему-то хотелось, чтобы вышел именно приказчик!) в хорошем кафтане из шерстяного сукна и строго так спросит: "Вам чего-с, молодой человек?" Но... вдалеке бибикнула машина, и приказчик исчез. Чуда не случилось: на дворе был XXI век, в переулке стояли современные машины, в десяти минутах ходьбы шумело Садовое кольцо. Ваня огляделся. На соседнем двухэтажном доме была табличка: "1-й Казачий переулок, дом 5". И снова название улицы, и номер дома показались странно знакомыми. Юноша принялся оглядываться и вспоминать. И вспомнил.
- Ваня, - сказала год назад перед его отъездом бабушка. - Будет время, не сочти за труд, выполни мою просьбу. Найди в Москве дом номер 5 по 1-му Казачьему переулку. А найдёшь, сфотографируй и пришли фотографию. Очень хочется посмотреть, что там сейчас.
И вот он пришёл по указанному бабушкой адресу. Иван, недолго думая, вытащил телефон и начал фотографировать. Дом с переулка, дом сбоку. "Ах, чёрт, со двора не подойдёшь - ворота!" Уходящая вверх во дворы дорога, переулок, соседние дома.
"Пусть бабка порадуется. Хотя что ей в этом доме? Ладно, мне нетрудно, да и классно тут на самом деле. Волшебное место какое-то! Надо Таньку сюда привести. Или Машку с Зойкой. Или всех наших девчонок".



@темы: Натворень, Моя Москва, Мои фанфики, Графомань, Спираль